Пряники – это старинное лакомство, издавна известное своими чудесными вкусовыми качествами, от которых не откажутся ни взрослые, ни дети, и прославившееся на весь мир.

Пряничная кулинарная культура вообще является одной из древнейших в мире и недвусмысленно свидетельствует о былом единстве всех народов мира, их языков и культур. В древности, да и еще сравнительно недавнее время пряник выполнял гораздо более серьезные функции, нежели сегодня. Действительно, каждый ли знает, откуда пошло это почти что национальное лакомство? Что вообще оно означает? Само слово – откуда взялось? Обычно его этимологию связывают с понятием «пряность»: подсыпали, дескать, в тесто перец-корицу — вот и пряник получился. Ну, до чего же у нас ученый люд наивный: прянику на роду — многие тысячи лет, а мода на пряности в Европе расцвела лишь с эпохой Крестовых походов и Великих географических открытий, на Руси же — и того позже. Стоили заморские приправы долгое время баснословно дорого — не до баловства народу, который тем не менее испокон веков привык всласть лакомиться заветной выпечкой.

Ключ к объяснению, как всегда, подсказывает Словарь Владимира Даля. Читаем: «На другой день свадьбы молодые идут на поклон к родителям невесты с пряником». Заметьте, только к родителям невесты, но не жениха. Что сие означает? А то, что свадебная пряничная традиция имеет глубокие архаичные корни и восходит ко временам матриархата, когда женская сторона играла главенствующую роль. Сколько лет обычаю — столько лет и прянику (счет при этом идет на десятки и сотни тысячелетий). Так что оставим в покое «пряности» и обратимся к более надежным вещам. Пряников по рецептам изготовления, всяческим добавкам и формам выпечки существует великое множество. Особенно популярны повсюду печатные пряники. Они изготавливаются с помощью специальных досок, с вырезанными на них различными фигурами и узорами, которые и отпечатываются на пряничном тесте. После выпечки получается настоящее произведение искусства, его подчас даже жалко есть. Старинные русские пряничные доски демонстрируются во многих краеведческих музеях. В Калужском краеведческом музее собрана уникальная коллекция пряничных досок почти за два века их изготовления; некоторые достигают внушительных, чуть ли не двухметровых размеров. В художественном музее-заповеднике Талашкино, что под Смоленском, экспонируется старинная доска для печатания свадебных пряников. Замысловатый узор на ней – не просто украшение, перед нами в символической форме изображена целая Вселенная – древнейшее представление русского народа о Мироздании и его основе – Женском начале. Говоря словами известной русской былине, перед нами «вся красота поднебесная». Такие символически обобщенные картины Мироздания часто изображались на шаманских бубнах. Возраст русской пряничной космологической доски (а они имеются в экспозициях и других музеев России) – около двухсот лет, но таинство орнамента — в резьбе ли, в вышивке или в кружевах – пришло из глубины веков и всегда передавалось из поколения в поколение.

Сакральный символизм пряника обеспечен и другими смысловыми нюансами. Так, почти исчезнувшее из современного обихода исконно русское слово «пряжение» (помните, песенку Колобка, который «в масле пряжон»?) означает «жаренье» и связано с понятием «жара» — не только в смысле огня в очаге, но и в смысле пламени души и жара любви.

«Пряжение» созвучно с другим смыслозначимым термином — «прядение» (первоначально они наверняка были тождественными). Процесс прядения ассоциировался у многих народов мира с образом Небесной пряхи. По древнейшим представлениям индоевропейцев, человеческое бытие — не что иное, как нить жизни, которую прядет богиня Судьбы. У славянских народов ее называли Девой судьбы, считалось, что их несколько, как минимум три: одна отвечает за рождение, другая оберегает на протяжении жизни, третья обрезает жизненную нить, что означает смерть. Таким образом, реконструируя первоначальное значение, получим: «прана» — «жизнь» («дыхание»), «пряжа» — «судьба», «пряник» — символ жизни и судьбы. Именно в таком смысле и использовался пряник в ритуале русской свадьбы.